Интересности Кыргызстана

Наконец-то мы все дела в Киргизии решили и на этой неделе уже летим домой. Так что теперь могу спокойно сесть и написать, не терзаясь мыслями «как быть?» и «когда это закончится?».

Были мы в одном прекрасном месте, а именно в горах. На этот раз уже и полазили по горам, в некоторых местах даже была опасность скатиться далеко-далеко вниз.

Решили ехать в санаторий «Иссык-Ата», который находится в горах. Санаторий славится тем, что на его территории есть радоновые источники. Также посетили музей Бурана.

Рано утром договорились с таксистом, чтобы он нас отвез в санаторий и был нам сопровождающим в горах. За поездку мы заплатили 2000 сом. По дороге проезжали мусульманское кладбище. На нем никогда не хоронят людей иной веры.

Мимо проезжал киргиз на велосипеде. Он чуть не свалился с вела, когда увидел, что я фотографирую кладбище.

Полдороги наш таксист молчал, как рыба. После расспросов об обычаях, жизни мусульман его прорвало. Рассказывал много интересного, но и привирал потихоньку.

Например, о том, что в киргизских семьях жены беспрекословно слушаются мужей, а если не будут слушаться, то получат подзатыльник или пинок ногой под зад. На самом деле, как сказала нам знакомая, которая очень много лет прожила в Киргизии и знакома с киргизскими семьями, все обстоит по-другому: главная — жена, мужьям только хочется такой власти, и, чем старше муж, тем меньше у него прав в семье. Возможно, не у всех так. В Киргизии разрешено многоженство. Но мужчина просто так не может взять в жены вторую жену, он должен спросить согласия у первой жены, и, если она откажет, то второй жены не будет. У второй жены мало прав. Ее даже могут не пустить на похороны мужа, если семья не захочет ее видеть, друзья семьи могут не звать ее в гости. В городе такое нечасто практикуют. Муж должен содержать всех жен и детей. Бывает, что киргизы «женят» своих детей без их согласия, например, друзья договариваются о свадьбе своих детей, даже когда дети еще не появились. И дети, вырастая, женятся, чтобы не перечить родителям, со временем притираясь друг к другу. Родители жениха дарят жилье, а родители невесты — все необходимое в жилье. Сын обязуется содержать родителей, когда они сами не смогут уже этого делать. Если дети все-таки не уживаются вместе, то разводятся. Разведенный мужчина может жениться только на разведенной женщине. Таксист спрашивал у меня: «А ты что, кричишь на мужа и споришь с ним??».

Чем ближе мы подъезжали к горам, тем меньше было тумана, и перед нами открывалась картинка заснеженных вершин.

Рядом с санаторием расположились небольшие жилые домики.

Посетителей санатория встречает хорошо всем знакомый памятник Ленину, где он указывает, куда всем надо идти, и деревянное творение.

За санаторием есть тропы, ведущие в горы. Где солнце светило на землю, там снега не было, идти было хорошо, но в тени дорога была в снегу, из-за чего обувь постоянно скользила.

Далеко внизу шумела река, но все время казалось, что она так близко.

На снегу были видны следы различных животных. Кылыч рассказывал, чьи они, и как давно, примерно, здесь были эти животные. На мой вопрос, не охотник ли он, получила утвердительный ответ.

Дошли мы до водопада. Вокруг него все было во льду. Подняться самой к водопаду для меня оказалось непостижимой задачей из-за скользких кроссовок.

Вместе с нами там тусили дети. Они полезли вверх на гору. Я решила, что мне тоже надо. Но опять же из-за обуви я не смогла сделать ни одного шага вверх. На помощь пришел наш таксист. Деня был умнее, и вверх не полез. Он ловил («если чо») меня внизу.

Денис сверху казался таким крошечным.

Детвора ломала на скале огромные сосульки. Один мальчик уронил ледышку, большущий ее кусок пролетел рядом со мною. Я не успела даже сообразить, что происходит, когда увидела офигевшие глаза Кылыча. От холода и страха поскользнуться и упасть сводило мышцы ног. Кое-как удалось спуститься вниз.

После водопада решили идти дальше в горы. Топали мы долго и все время вверх.

Скоро Денис задолбался идти, тащить тяжелый рюкзак.

Поэтому он пошел в обратную сторону в санаторий, а я и провожатый потопали дальше. В скором времени тропинка прекратила свое существование, а на снегу виднелись только следы косули, лисицы и охотника с собакой.

Позади нас оставалось ущелье с санаторием вдалеке.

Пробираться вперед пришлось через заросли деревьев и кустарников, с колючими тонкими ветками, по скользкой траве под снегом, по валунам, держась за ветки, а иначе можно скатиться вниз с горы.

В итоге мы добрались до второго водопада. Рядом нашли небольшую пещеру, в которой, видимо, перекантовывались охотники.

Когда возвращались обратно в санаторий, я все-таки навернулась разок на подтаявшем снегу. Встретились с Дениской, перекусили и пошли смотреть на бассейн с водой из радонового источника.

Вода на поверхность выходит градусов 70, к бассейну она доходит уже 45-градусной. Отдыхающие мило плескались в воде, напоминая моржей.

На этом могли бы зарабатывать хорошие деньги, но, как часто бывает, никто ничего не хочет делать, никто не заботится об удобстве туристов, поэтому весь курорт пребывает в весьма дерьмовеньком состоянии. Зато купание платное, и отдельно нужно платить за вход в санаторий.

После санатория мы поехали в Бурану. Дорога была более-менее ровной. В некоторых ее местах случались обвалы.

Проезжали мимо киргизов, забавляющихся игрой «Козлодрание» — берут тушу козла, без головы и копыт, вынимают внутренности, зашивают. Участники делятся на 2 команды, и, скача по полю на лошадях, стараются закинуть тушу в подобие казанов противника. Только тушу нужно не пинать, а схватить рукой и доскакать до «ворот». Сделать это достаточно сложно, поэтому в эту игру могут играть сильные мужики. После игры с туши снимают шкуру, и готовят из мяса на всех национальные блюда. Из-за того, что мясо битое-перебитое во время игры, оно получается очень мягким в готовом виде.

Входящих на территорию музея Бурана встречает человечек с головой-солнцем.

Когда-то здесь был величественный город Баласагун, проходил Великий Шелковый Путь. Сейчас остались только развалины.

Основной достопримечательностью музея является башня Бурана — отреставрированный кусок минарета мечети. Первоначальная высота минарета составляла 45 метров, примерно в XV в. во время землетрясения он частично обрушился, а в XX в. был отреставрирован. Сейчас высота башни около 25 метров.

Кирпичи башни подписаны именами.

Винтовая лестница в башне узкая, темная, как у кое-кого кое-где, и опасная. Страдающим клаустрофобией людям я бы не советовала по ней подниматься или хотя бы подсветить фонарем. С обзорной площадки Бураны открывается вид на часть музея. Вот там вдалеке-вдалеке виднеются развалины городища, стоят каменные скульптуры, надгробные камни, камни с петроглифами, на которых киргизы сидят, как на стульях, пьют пиво, щелкают семечки.

С другой стороны башни расположены мавзолеи, в которых находилось много захоронений.

Сверху открывается прекрасный вид на горы.

Целый день ходили, мерзли, на обратной дороге вырубились в машине. День провели прекрасно. Я буду скучать без этих снежных великанов за окном.

Комментарии закрыты.